close

Лабораторный анализ воды в полевых условиях

При современном состоянии лабораторной техники невозможно дать обоснованное заключение о качестве воды в результате химического, бактериологического или микроскопического анализа. С помощью лабораторного анализа можно получить лишь косвенные указания на возможное загрязнение воды без установления причин загрязнения. Химический анализ может установить наличие загрязнения, но не обнаруживает источника заражения воды. Бактериологические методы анализа не всегда обнаруживают присутствие патогенных микробов в воде, и отрицательное заключение лаборатории еще не означает, что вода безопасна для употребления в сыром виде. Существенным недостатком бактериологического анализа воды является его продолжительность: 2 — 3 дня на определение коли-титра; 3 — 4 дня на выявление холерного вибриона; свыше 3 суток на поиски брюшнотифозной палочки. В условиях непрерывно меняющейся фронтовой обстановки это означает, что в войска результаты бактериологического анализа будут поступать после того, как необходимость в них миновала.

Ценность лабораторного исследования воды значительно возрастает, если химический и бактериологический анализ производится не однократно, а систематически.

Поэтому в условиях стабильного фронта, при относительно длительном пребывании войск на занятом рубеже систематические лабораторные  исследования воды приобретали более актуальное значение. Они позволяли целесообразно организовать водоснабжение войск, своевременно обнаружить и устранить дефекты водоисточников, обеспечить надежный контроль за качеством воды и стимулировать мероприятия по санитарно-техническому благоустройству источников снабжения водой. Существенную роль сыграли армейские лаборатории в установлении случаев туляремии водного происхождения. Лабораторный анализ воды прежде всего дает возможность при наличии многих водоисточников выбрать наилучший. Систематический лабораторный контроль позволяет во-время установить изменения в составе воды, свидетельствующие о возможности или вероятности ее загрязнения. Далее, лабораторные исследования воды, отпускаемой потребителям, позволяют судить о качестве обработки воды и ее безопасности для питья. Наконец, периодические анализы воды хорошо охраняемого источника дают известную гарантию безопасности воды для потребления в сыром виде, если не меняется режим эксплуатации и не происходит резкого изменения санитарной ситуации на территории расположения водоема и среди населения данного района.

В условиях военного времени приходится всякую воду, независимо от результатов лабораторного исследования, считать сомнительной и подвергать кипячению или хлорированию. Лишь в относительно редких случаях, когда вода доставляется с городского водопровода или водного пункта, она может быть допущена к употреблению без предварительного обеззараживания. При длительном расположении войск на занятой ими территории и наличии надежной охраны водоисточников вода из трубчатых колодцев и родников, а в отдельных случаях из шахтных колодцев тоже может быть допущена к употреблению в необеззараженном виде.

Отсутствие надежных и доступных методов прямого определения в воде патогенных микроорганизмов, сложность и длительность процедуры бактериологического исследования воды, вынуждали во время войны прибегать к методам косвенной оценки качества воды. К таким методам относится определение коли-титра или коли-индекса, подсчет общего количества микробов в единице объема воды, а также химическое исследование воды с целью определения химических показателей загрязнения водоисточника.

И. Е. Минкевич придавал так называемым косвенным показателям загрязнения воды самостоятельное значение. Практика полевого водоснабжения полностью подтвердила эту точку зрения, сформулированную автором в его книге «Курс санитарной бактериологии»: «Если бы санитарная практика исходила только из фактов обнаружения в воде патогенных микробов, то она рисковала бы стать скорее на путь непрерывной ликвидации уже реализовавшихся водных инфекций, чем на путь их широкой профилактики». Опыт лабораторного исследования воды в армейских и фронтовых лабораториях показал, что низкий коли-титр, наряду со значительным числом микробов в воде, всегда свидетельствовал о санитарном неблагополучии водоисточника и сигнализировал о необходимости обеззараживания воды и принятия мер к санитарному благоустройству водоема (очистка и ремонт колодца, устранение источника загрязнения, режим санитарной охраны и пр.).

Особенно велико практическое значение определения коли-титра или коли-индекса. Нельзя не согласиться с авторитетным мнением И. Е. Минкевича, который писал: «Обнаружение в воде В. coli как фекального индикатора не только не может быть заменено исследованиями на патогенную флору, но оно имеет самодовлеющее значение как предупредительная сигнализация о постоянной опасности, проистекающей из самого факта фекального загрязнения». Эта концепция одного из авторитетнейших представителей советской санитарной бактериологии служила руководством к действию для военных гигиенистов во время войны.

Сложность и длительность бактериологических исследований воды были поводом для изыскания новых методов анализа, ориентированных на полевые условия. Так как первое место в бактериологической оценке воды бесспорно занимает определение коли-титра, естественно было ожидать, что усилия армейских бактериологов будут направлены прежде всего в сторону ускорения и упрощения общепринятых методов исследования.

Как известно, по общепринятому стандарту определение коли-титра производилось в три этапа:

1) посев на среду накопления Эйкмана;

2) пересев из забродивших или помутневших пробирок на среду Эндо;

3) отвивка (пересев) типичной или подозрительной колонии на среду Эйкмана. Каждый этап исследования требовал не менее 24 часов. Следовательно, лаборатория могла дать ответ на запрос строевого врача или командира санитарного взвода МСБ не ранее чем через 3 суток.

Доказательство наличия в воде группы кишечной палочки обычно базируется на следующих пяти признаках:

1) первичное брожение в среде Эйкмана;

2) характерная морфология колоний кишечной палочки на среде Эндо;

3) грамотрицательная окраска;

4) слабая подвижность палочки;

5) вторичное брожение среды Эйкмана при 37°.

М. Г. Киченко разработала ускоренный метод определения титра кишечной палочки в воде, дающий возможность сократить время анализа до 20 — 24 часов. В некоторых случаях оказывалось возможным дать обоснованное заключение через 16 — 18 часов на основании оценки микроба на розоловом агаре.

В тех случаях, когда имело место отставание роста но сравнению со стандартным методом определения, через 24 часа производился дополнительный пересев на розоловый агар из помутневших или забродивших пробирок, не давших роста в ранних пересевах. Этот дополнительный пересев задерживал ответ лаборатории еще на 10 — 15 часов. Однако в конечном итоге исследование заканчивалось в срок, вдвое более короткий, чем при стандартной методике.

Схема определения коли-титра по стандартному и ускоренному методу анализа представлена на рис. 1.
Схема определения коли-титра по стандартному и ускоренному методу.

Относительно длительное время, необходимое для бактериологического анализа воды даже по сокращенной схеме (коли-титр, общее число микробов), нередко вынуждало ограничиваться химическим исследованием воды. Оно проводилось одновременно с обследованием санитарного состояния водоема на месте и позволяло установить с большой вероятностью и даже точностью загрязнение водоема продуктами жизнедеятельности человека и животных или стоками промышленных предприятий. Наличие азота аммонийных солей и азотистой кислоты, иона хлора, а также высокая окисляемость воды, как правило, свидетельствовали о связи водоема с источником загрязнений.

Сокращенный химический анализ воды обычно производился непосредственно у водоисточника или в санитарном взводе (отделении) МСБ с помощью дивизионного специального набора, позволяющего определить присутствие боевых отравляющих веществ и ядов, азота (аммонийного и нитритов) и иона хлора в воде. В необходимых случаях определялась окисляемость и жесткость воды.

Полный анализ воды (химический и бактериологический) выполнялся в армейской или фронтовой лаборатории. Табельное оснащение этих лабораторий приборами, реактивами, красками и средами допускало производство любых анализов воды. При наличии особых показаний к водоисточнику высылалась подвижная лаборатория из состава СЭО армии или СЭЛ фронта.

В полевой практике неизмеримо большее значение имело правильно проведенное обследование санитарного состояния водоисточника на месте. В ряде случаев лабораторный анализ был излишним там, где простым глазом можно было установить опасную связь водоема с источником загрязнения (канализационные стоки, выгребные ямы, обмывочные установки, полевые убойные пункты и пр.).

Обследование санитарного состояния водоисточника и питающей его зоны, выполненное со знанием дела, позволяло обнаружить его загрязнение с большей точностью, чем лабораторный анализ. Больше того, результаты лабораторного исследования воды, не подкрепленные данными обследования водоисточника на месте, не имели самостоятельной ценности. Для обоснованного решения о пригодности воды для питья и хозяйственных нужд необходимо располагать не только заключением лаборатории, но и данными обследования санитарно-технического состояния водоисточника и санитарно-топографических условий его расположения.

В тех случаях, когда нельзя было сделать даже упрощенного лабораторного анализа воды, единственным критерием ее годности служили санитарное состояние источника и органолептические качества воды.

В заключении о санитарной оценке воды и водоисточника отмечалось:

а) пригодность данной воды для удовлетворения различных потребностей войсковых частей;

б) необходимость и характер мероприятий по очистке и обеззараживанию воды;

в) объем работ по санитарно-техническому благоустройству водоисточника (очистка и ремонт колодца, защита от загрязнения).

Органолептическое исследование воды определяло такие важные свойства ее, как прозрачность, цвет, вкус, запах и пр. Особого внимания со стороны врача требовало наличие опалесценции воды при отсутствии осадка. Окраска воды, обусловленная примесью веществ органического происхождения, также вызывала опасения. Запах, легко распознаваемый при нагревании воды до 40 — 50°, мог свидетельствовать о наличии отравляющих веществ. По вкусу воды можно было установить содержание в ней алкалоидов (горький вкус), солей ядовитых металлов (металлический, вяжущий вкус) и пр.

Опыт Великой Отечественной войны показал, что данные органолептического исследования воды в сочетании с санитарно-топографическим осмотром водоисточника обычно совпадали с результатами лабораторного анализа.

Мутная и окрашенная в тот или иной цвет вода большей частью оказывалась бактериально загрязненной. Резкий запах воды, как правило, свидетельствовал о наличии в ней химических ингредиентов, в большинстве случаев не безразличных для здоровья. Наоборот, прозрачная вода без всяких привкусов и запахов, не имеющая никакой окраски, в подавляющем большинстве случаев была безукоризненной с санитарно-бактериологической стороны.

Заключение о качестве воды в условиях военного времени, особенно в период наступательных операций, требует большой осмотрительности. Обычно оно давалось на основании материалов санитарного осмотра водоисточника и окружающей его территории, а также обязательного органолептического исследования воды. Иногда это сопровождалось химическим анализом воды на месте и отбором пробы для отсылки в гигиеническое отделение СЭО.

Попытки нормировать во время войны содержание в воде основных ингредиентов санитарного значения успехом не увенчались. Да и трудно было бы найти такие водоисточники, вода которых укладывалась бы в рамки жестких требований определенного состава.

Тем не менее были установлены следующие ориентировочные нормы химического состава воды:

1) активная реакция pH — 6 — 8;

2) нитриты — следы (0,002 мг/л);

3) аммиак — следы (0,002 мг/л);

4) окисляемость 2 — 3 мг/л кислорода (окисляемость болотных вод допускалась до 10 мг/л и выше);

5) хлориды — 50 мг/л;

6) сульфаты — 80 мг/л;

7) общая жесткость 25 — 30°;

8) плотный остаток — 600 мг/л.

При высокой минерализации воды вообще содержание хлоридов в ней допускалось в пределах 200 — 300 мг/л. В отдельных случаях разрешалось употреблять воду с содержанием хлоридов до 1000 мг/л, или до 0,1%, а для приготовления пищи — до 2000 мг/л, т. е. до 0,2% (для хлебопечения свыше 2 000 мг/л). При санитарной оценке воды, как правило, исходили из всей совокупности данных химического анализа, а не из какого-либо одного показателя.

Вода, содержащая более одной кишечной палочки в 100 мл и свыше 100 колоний в 1 мл, не допускалась к употреблению без предварительного обеззараживания.

Категория: Эпидемиологическое состояние войск Советской Армии в период Великой Отечественной Войны | Добавил: profmed (21.02.2023)
Просмотров: 28 | Теги: анализ воды в полевых условиях, Лабораторный анализ воды, анализ воды | Рейтинг: 0.0/0