close

Основные принципы противоэпидемической работы в войсках в период Великой Отечественной войны

Военно-медицинская служба Советской Армии успешно справилась со своими задачами в период Великой Отечественной войны. Это является общепризнанным фактом. Успешная работа военно-медицинской службы определялась многими условиями, зависящими от особенностей нашего государственного строя, от нашего советского социалистического отношения, проникнутого великой любовью и заботой к людям — солдатам и офицерам нашей славной Советской Армии. Страна безотказно давала армии все, что было необходимо для наилучшего медицинского обеспечения войск, лечения раненых и больных, для предупреждения в войсках эпидемических заболеваний.

Выполнение задач, стоявших во время войны перед военно-медицинской службой армии, и эффективное использование средств, дававшихся страной, были возможны также благодаря рациональному построению системы работы военно-медицинской службы и правильному руководству этой работой.

Рациональное построение работы военно-медицинской службы выразилось прежде всего в продуманной, научно обоснованной и приведенной в соответствие с условиями современного боя организации всех звеньев военно-медицинской службы, в правильной расстановке людей, имущества и в четком определении функций каждого звена ее полевой службы в зависимости от условий оперативной и боевой обстановки.

Рациональное построение штатно-организационной структуры военно-медицинской службы, обеспечившее ей успех, выразилось также в создании и настойчивом проведении в жизнь единых принципов организации помощи раненым, и больным на различных этапах медицинской эвакуации в зависимости от оперативной и тактической обстановки, и в единстве методов лечения раненых и больных, т. е. в том принципе, который известен под общим наименованием «единая военно-медицинская доктрина».

Эта же четкость работы, организованность службы и настойчивое проведение в жизнь принципа единства действий обеспечили успех работы военно-медицинской службы Советской Армии и в области противоэпидемической защиты войск.

Противоэпидемическая служба армии руководствовалась в своих действиях прежде всего общим всему советскому здравоохранению принципом профилактики эпидемических заболеваний. Для практического осуществления этого принципа в повседневной работе необходимым условием является предвидение возможных изменений эпидемической обстановки как в действующих войсках, на отдельных фронтах, так и в тылу. Научно обоснованный эпидемиологический прогноз дает возможность правильно планировать противоэпидемические мероприятия с целью предупреждения эпидемических заболеваний, т. е. реально осуществлять профилактику этих заболеваний.

Одним из достижений эпидемиологической теории за время Великой Отечественной войны мы с полным правом можем считать введение понятия об эпидемиологическом прогнозе, о методах его установления и его важнейшем значении для успешной организации противоэпидемической защиты войск. Эпидемиологический прогноз — это заключение о возможных изменениях эпидемической обстановки, основанное на изучении и анализе разнообразных факторов, влияющих на развитие или угасание эпидемического процесса.

Из большого и разнообразного количества факторов, влияющих на динамику эпидемического процесса, при общем рассмотрении этого вопроса можно указать лишь на основные, главные.

Сезонность заболеваний. Явление, известное под названием «сезонности» некоторых эпидемических заболеваний, обычно описывается как некоторое свойство, присущее этим заболеваниям. Так, для сыпного тифа считаются сезонными зимние и весенние месяцы. Это связывается с большей скученностью людей в жилых помещениях в этот период, стремлением теплее одеваться, затруднениями при выполнении обычных гигиенических процедур — все это облегчает возможность появления насекомых и передачи ими сыпного тифа. Для дизентерии считаются сезонными летние и первые осенние месяцы года. Это связывается с повышением числа обострений у больных хронической дизентерией под влиянием увеличивающегося потребления воды и растительной раздражающей пищи, а также с размножением в этот период года мух, переносчиков дизентерийной инфекции, и т. д.

Нельзя не согласиться с тем, что указанные в обоих случаях обстоятельства играют большую роль в увеличении заболеваний сыпным тифом и дизентерией в определенные сезоны года. Однако эти обстоятельства нельзя признать главной причиной появления массовых заболеваний. Вполне понятно, если не будет существовать источников сыпного тифа, т. е. больных людей, и источников дизентерии (в основном это больные хронической дизентерией), то ни вшивость, ни обилие мух, ни характер питания, ни количество потребляемой воды сами по себе не могут являться причиной возникновения вспышки этих заболеваний в так называемые «сезонные» для них периоды года. Эти вспышки становятся возможными лишь при наличии источников инфекции — больных, своевременно не выявленных, своевременно не изолированных и поэтому свободно распространяющих инфекцию, т. е. в том случае, когда заболевания своевременно не распознаются лечащими врачами и когда эпидемиологическая работа поставлена недостаточно четко. Таким образом, сезонность сыпного тифа и дизентерии является больше всего следствием недостатков медицинской работы, а сезонные условия быта, питания и пр. только ухудшают последствия этой недостаточной работы.

При хорошо поставленной работе медицинской службы даже в период «сезона» инфекции при самых благоприятных для развития инфекции условиях можно избежать не только распространения, но и появления единичных случаев заболеваний. Это подтверждается рядом примеров, из опыта Великой Отечественной войны. В период войны были случаи, .когда во время зимних наступательных операций, продолжавшихся беспрерывно в течение 1 — 1,5 месяцев, к концу наступления можно было констатировать ухудшение санитарного состояния личного состава. Однако это не сопровождалось появлением заболеваний сыпным тифом в войсках, так как не было источников этого заболевания внутри самих войск. Среди населения той территории, где происходили боевые операции, сыпной тиф имелся. Но четкая постановка противоэпидемической работы обеспечивала немедленное выявление и изоляцию из личного состава войск тех единичных больных, которые появлялись в результате контакта солдат с очагами сыпного тифа среди населения на территории, освобождаемой от немецко-фашистских оккупантов.

Таким образом, сезонность не является свойством эпидемических заболеваний, связанным или зависящим от их природы. Она является главным образом производным от качества медицинской работы и условий эпидемической обстановки, в которой войсками осуществляются те или иные операции. Даже малярия, как это показывает опыт организации работы советского здравоохранения, перестает распространяться в сезонные для нее летне-осенние месяцы, если отсутствуют в данной местности источники инфекции — больные, носители паразитов малярии.

Тем не менее пока мы вынуждены считаться с тем обстоятельством, что в определенные периоды года отдельные заболевания могут приобретать чаще, чем другие, эпидемическое распространение, что зависит от указанных выше причин. Поэтому при оценке факторов, могущих влиять на динамику эпидемического процесса, мы пока должны учитывать и фактор так называемой «сезонности».

«Сезонность» отдельных, наиболее важных инфекционных заболеваний в период Великой Отечественной войны показана в табл. 1 .

Как следует из приведенных цифр, максимум заболеваний сыпным тифом в действующих войсках приходился на февраль — май. Максимум заболеваний в 1942 г. пришелся на март, в 1943 г. — на апрель и в 1944 г. на февраль. За три военных года на февраль — май пришлось 76,88% всех заболеваний. Минимум заболеваний приходится на июль — ноябрь. За три года войны на этот период пришлось 5,65% всех заболеваний.

В тыловых гарнизонах «сезонность» сыпного типа выразилась в несколько ином виде (табл. 2).

заболеваний сыпным тифом

В данном случае, как и в предыдущем, максимум заболеваний в среднем приходится на февраль — май. Затри года войны на этот период пришлось 65,69% всех заболеваний. На июль — ноябрь приходится за три года 10,56% заболеваний. За 1944 г. обращает внимание значительный процент заболеваний, приходящихся на декабрь (27,6), что зависело от особых условий обстановки, сложившейся в этот период для тыловых частей (комплектование призывниками из неблагополучных по сыпному тифу областей, только что освобожденных от оккупантов). Последнее может быть примером того, что «сезон» для заболевания может наступить в любой период года, так как это главным образом зависит от условий обстановки и качества противоэпидемической работы.

Брюшной тиф. Динамика заболеваний брюшным тифом за три года войны показана в табл. 3 и 4.

Динамика заболеваний брюшным тифом за три года войны

Как следует из приведенных цифр, в действующей армии, так же как и в тыловых частях, «сезонность» брюшного тифа выражалась примерно одинаковыми показателями: период максимального подъема заболеваний приходится на сентябрь — январь. На действующую армию за этот период падает до 64,5% всех заболеваний с максимумом заболеваемости в декабре; в тыловых частях на этот период приходится в среднем 65,2 % всех заболеваний, с пиком также в декабре.

Дизентерия (бациллярная). «Сезонность» бациллярной дизентерии выразилась за три года войны показателями, приведенными в табл. 5 и 6.

«Сезонность» бациллярной дизентерии выразилась за три года войны

Как следует из приведенных цифр, наибольшее число заболеваний дизентерией в действующих войсках приходилось в среднем на июль — октябрь. На эти месяцы падает 42,85% всех заболеваний за три года войны. Однако из приведенных цифр также следует, что в течение 1942 — 1944 гг. были отдельные месяцы вне указанного периода, когда количество заболеваний превышало их среднюю за год месячную цифру. Это обстоятельство лишний раз свидетельствует об условности понятия «сезонности» дизентерии. При соответствующих условиях может, следовательно, возникать повышенная заболеваемость ею в любое время года.

Что касается тыловых частей войск, то в этом случае максимальное число заболеваний дизентерией приходилось за три года войны на июнь — сентябрь (65,53%). Таким образом, период максимального подъема заболеваний в данном случае сместился на месяц вперед по сравнению с предыдущим.

Малярия. «Сезонный» характер свежих заболеваний малярией за три года войны показан в табл. 7.

Период максимального подъема свежих заболеваний малярией пришелся на июль — октябрь. На эти месяцы в сумме пришлось 84,66% всех заболеваний за три года. Максимум заболеваний в 1942 г. наблюдался в сентябре, в 1943 г.— в июле и в 1944 г.— в августе, табл. 8.

«Сезонный» характер свежих заболеваний малярией за три года войны

В этом случае, как и в предыдущем, максимальное число свежих заболеваний малярией также пришлось на июль — октябрь. Оно составило 73,8% всех заболеваний за три года. Максимум заболеваний наблюдался в 1942 г. в сентябре, в 1943 и 1944 гг.— в августе.

Примеры, характеризующие неравномерность распределения заболеваний отдельными инфекционными болезнями на протяжении года, могли бы быть продолжены. Можно было бы с их помощью показать, что заболевания туляремией могут приобретать наиболее выраженное распространение с декабря по март; заболевания клещевым энцефалитом в некоторых районах Европы — с мая по август включительно; заболевания пара- тифами — с сентября по декабрь включительно; пищевые токсикоинфекции — с июня по сентябрь и т. д.

Таким образом, несмотря на то, что «сезонный» характер распространения заболеваний (инфекционных) не является свойством этих заболеваний, связанных с их природой, и в большой степени зависит от конкретных условий обстановки, а главное от качества противоэпидемической работы, пока все же имеется основание считаться с возможностью повышения заболеваемости этими инфекциями в различные периоды года, а следовательно, и учитывать «сезонность» заболеваний как один из факторов, имеющих существенное значение при установлении эпидемиологического прогноза.

«Эндемичность» того или иного района по той или иной инфекционной болезни также может являться фактором, весьма существенный для установления эпидемиологического прогноза. Существование в том или ином районе в течение длительного времени каких-либо инфекционных заболеваний является следствием различных местных причин: уровень экономического благосостояния населения, его культурный уровень, топографические и климатические особенности местности, благоприятствующие сохранению переносчиков инфекционного агента или хранителей его в природе, и многие другие. Указанные причины, определяющие «эндемичность» местности по какому-либо заболеванию, естественно, не являются постоянными, навеки присущими данному району. С ростом благосостояния населения, с повышением его культурного уровня, с благоустройством и культурным освоением территории эти особенности постепенно исчезают. Однако этот процесс, способный коренным образом изменить эпидемическую характеристику местности, может протекать иногда на протяжении достаточно длительного времени. Отсюда изучение всех материалов, относящихся к местности, где предстоит действовать войскам, исторических и современных, представляется весьма важным для установления эпидемиологического прогноза. Современные и наиболее достоверные материалы в армии получаются с помощью санитарно-эпидемиологической разведки.

Опыт Великой Отечественной войны дает немало примеров, когда учет эпидемических особенностей местности, где предстояло действовать нашим войскам, послужил основанием для заблаговременного успешного проведения необходимых профилактических мер.

Так, перед вступлением наших войск в районы Маньчжурии, издавна неблагополучные по чуме, весь личный состав войск был привит против этой инфекции. Наряду с этим, был проведен и ряд других профилактических мер: тщательная разведка, подготовка средств для быстрейшего подавления эпидемических очагов и т. д. В результате в наших частях не было заболеваний чумой, несмотря на то, что они вынуждены были вести бои на территориях, часть из которых была охвачена эпидемией чумы.

Перед вступлением наших войск на территории Германии (Померания, Мекленбургская, Бранденбургская провинции), неблагополучные по брюшному тифу, весь личный состав войск был вне обычного плана (осенью 1944 г.) ревакцинирован против этой инфекции. Такое мероприятие сыграло определенную роль в том, что в наших войсках, действовавших на неблагополучных территориях, не было серьезных эпидемических заболеваний.

Следовательно, «эндемичность» района действия войск является весьма важным элементом, влияющим на эпидемиологический прогноз.

Энзоотичыость района не менее важное явление, которое приходится учитывать при установлении эпидемиологического прогноза.

Энзоотичность той или другой местности определяется наличием при родных очагов какой-либо инфекции, свойственной местным животным и способной передаваться от них людям. Скопление войск в такой местности, влекущее за собой неизбежный контакт людей с местными животными (особенно полевыми грызунами), всегда угрожает появлением среди людей зоонозов, из которых некоторые обладают способностью к эпидемическому распространению. Отсюда вытекает логическая необходимость сбора сведений, касающихся энзоотичности того района, где предстоит действовать или располагаться войскам, проверки этих сведений и их анализа с целью заблаговременной организации противоэпидемических мер.

Для определения энзоотичности местности, как показал опыт войны,, недостаточно учитывать данные, относящиеся лишь к последнему времени. Весьма необходимо проследить эпидемиологическую историю данной местности, так как известно, что многие старые очаги особо опасных инфекций только потому и считаются погасшими, что в последующие за явными эпидемическими вспышками годами за этими очагами не велось серьезного и систематического наблюдения. Всякая местность, где даже 50 лет назад отмечались вспышки энзоотичных заболеваний, должка считаться подозрительной по этим заболеваниям и быть дополнительно проверена.

Своевременный учет фактора энзоотичности может влиять на эпидемиологический прогноз и определять характер противоэпидемических мероприятий. Опыт войны подтверждает это.

Особенно велика опасность возникновения в войсках заболеваний туляремией при расположении и действиях их в энзоотичных по туляремии районах. Туляремия способна в короткое время вывести из строя большое количество людей со средним сроком потери боеспособности на 1 — 1,5 месяца. Большую опасность представляет бруцеллез. В районах, пораженных бруцеллезом, использование на довольствие войск мяса местных животных (особенно овец и коз), употребление в пищу сырых молочных продуктов и особенно недостаточно выдержанной брынзы могут быть причиной заболеваний, выводящих людей из строя на длительное время, а иногда и навсегда. Даже такое заболевание, как сибирская язва, распространенная среди животных в ряде стран, может составить большую опасность для войск.

Однако своевременные профилактические меры могут предупредить эти опасные для войск осложнения. Так, например, перед вступлением наших войск в районы Румынии весной 1944 г. было установлено, что среди крупного рогатого скота здесь в то время были широко распространены заболевания сибирской язвой. Поэтому возникла необходимость в проведении комплекса профилактических мер для защиты войск от этого заболевания: оповещение личного состава войск; усиление ветеринарного надзора за животными, поставляемыми на довольствие войск; прививки против сибирской язвы наиболее угрожаемым в смысле возможности заболевания контингентам (работники полевых боен, погонщики скота, повара, личный состав кавалерийских частей и т. д.). Войска фронта были дополнительно снабжены специфическими лечебными препаратами.

Медицинская служба была предупреждена о возможности появления заболеваний сибирской язвой среди личного состава войск. Все эти меры дали вполне положительный результат.

Значительную опасность для войск могут составить районы, неблагополучные по клещевому энцефалиту, хранителями вируса которого в природе являются пастбищные клещи и некоторые виды грызунов в местах с растительностью таежного типа.

Из приведенных примеров следует, что энзоотичность по той или иной инфекции, своевременно установленная, может серьезным образом повлиять на содержание эпидемиологического прогноза и на характер планируемых профилактических мер.

На эпидемиологический прогноз и характер планируемых противоэпидемических мероприятий могут оказывать свое влияние и данные о наличии эпидемических заболеваний среди населения того района, где предстоит располагаться или действовать войскам. Как показал опыт войны, защита войск от проникновения в их среду заболеваний из окружающего населения путем различных даже самых строгих мер изоляции военнослужащих от населения не может быть полностью обеспечена. Поэтому тем более опасными для войск становятся очаги эпидемических заболеваний, если они имелись среди освобожденного населения, тем более эта опасность должна быть своевременно учтена и заблаговременно должны быть проведены профилактические мероприятия.

Как сказано выше, единственным рациональным методом борьбы с этой опасностью является немедленная, тотчас по вступлении на неблагополучную территорию, ликвидация эпидемических очагов среди населения силами и средствами самих войск.

Наличие в самих войсках источников возможного распространения инфекционных заболеваний также учитывается при установлении эпидемиологического прогноза. Мы имеем в виду некоторые инфекционные заболевания, часто приобретающие хроническое течение (дизентерия) или сопровождающиеся возможностью длительного ношения возбудителей заболевания после наступившего (кажущегося) клинического выздоровления (малярия, брюшной тиф, паратифы и п. р.). Большое значение имеют больные хроническими инфекциями, находящиеся в составе войсковых частей, и носители — реконвалесценты, особенно в период длительно протекающих активных боевых действий, когда возможность систематического медицинского наблюдения за ними резко уменьшается и выполнение самими больными элементарных гигиенических правил сильно затрудняется. В этой обстановке больные и носители могут оказаться источниками групповых заболеваний и даже причиной появления локальных вспышек их в подразделении (воинской части). Количество больных хронической дизентерией иногда может достигать значительных цифр, составляя до 20,0% и более всех больных дизентерией. Количество носителей возбудителей брюшного тифа и паратифов также может составлять среди переболевших этими болезнями до 0,94%. Даже среди лиц, в анамнезе которых не отмечается явно перенесенных заболеваний, носительство возбудителей дизентерии может достигать 1,7% к числу обследованных и носительство брюшного тифа и паратифов — 0,41%.

Наличие специфических переносчиков инфекционных заболеваний — насекомых и членистоногих (комары, москиты, клещи и пр.) в районе расположения или действий войск также составляет весьма важный элемент обстановки, который должен учитываться при установлении эпидемиологического прогноза.

Не менее важным элементом обстановки является и уровень коллективного иммунитета войск в отношении угрожающих инфекционных заболеваний. Этот уровень практически определяется количеством (в процентах) людей, подвергнувшихся предохранительным прививкам, и сроками, прошедшими от момента окончания массовых прививок. Опыт массовой иммунизации войск в период войны показал, что прививки как метод защиты войск от эпидемических заболеваний оказывают явно заметное влияние на ход эпидемического процесса лишь в том случае, когда ими охватывается не менее 70,0 — 85,0% всего личного состава части. При оценке сроков, прошедших с момента иммунизации, учитывается, что результаты иммунизации при применении известных до сих пор наиболее употребительных вакцин могут сказаться не ранее месяца с момента окончания прививок (при применении живых вакцин этот срок может сократиться до нескольких дней), срок сохранения иммунитета, приобретенного в результате прививок, может быть различным, в зависимости от вида инфекционного возбудителя и вида вакцины. При этом необходимо также считаться и с качеством применяемых прививочных препаратов, т. е. с их способностью вызывать иммунитет большей или меньшей выраженности (например, современные брюшнотифозная таблетированная вакцина для применения по Безредке и гретая брюшнотифозная вакцина для подкожного применения, как известно, обладают в этом отношении различными свойствами).

В некоторых случаях сигналом, свидетельствующим о снижении коллективного иммунитета, может служить повысившаяся реактивность на введение вакцин (если только она не является результатом изменения свойств самой вакцины), резко повысившийся процент положительных реакций на ревакцинацию оспы и т. д. Военно-медицинской службой Советской Армии в конце войны была предпринята поголовная одновременная ревакцинация войск против оспы в связи с обнаружившимся повышением положительных реакций на прививки оспы у отдельных групп людей. Это мероприятие полностью себя оправдало, особенно в период действий наших войск в районах Маньчжурии и Кореи, где встречались заболевания натуральной оспой.

Наконец, естественным, но уже запоздалым сигналом является повышение количества случаев заболеваний, особенно на фоне других признаков снижения уровня коллективного иммунитета.

При установлении эпидемиологического прогноза имеют большое значение сведения о санитарном состоянии территории будущей дислокации или района действий войск — состоянии населенных пунктов, исправности коммунальных сооружений, водоснабжении, системе удаления отбросов и нечистот, наличии бань, дезинфекционных камер и пр.

Большое значение имеет также система питания войск и связь ее с продовольственными продуктами местного происхождения. В последнем случае могут представить интерес не только такие продукты, которые могут вызвать обычные пищевые токсикоиифекции, брюшной тиф и паратифы, дизентерию, бруцеллез и пр., но и сугубо местные продукты, могущие иногда быть причиной массовых заболеваний. В качестве примера можно указать на встречающиеся по северному побережью Германии заболевания так называемой Фриш-гаффской болезнью, связанной с употреблением в пищу морских угрей. При определении возможной роли местных продовольственных запасов в развитии массовых заболеваний иногда возникает необходимость интересоваться даже такими вопросами, как местные способы протравливания посевного зерна, которое может быть обращено на довольствие войск. В конце войны выяснилось, например, что в Мекленбургской и Бранденбургской провинциях Германии семенное зерно протравливалось трикрезилфосфатом. Употребление этого зерна на хлебопечение вызвало некоторое количество характерных отравлений, не получивших распространения только потому, что причина первых случаев отравления была своевременно распознана.

Даже метеорологические данные могут представить большой интерес для эпидемиологического прогноза. Оттепели в зимнее время могут повлечь за собой резкое загрязнение источников водоснабжения и вспышки кишечных инфекционных заболеваний. Оттепели или очень раннее таяние снега могут вызвать взрыв «простудных» заболеваний, особенно если солдаты не обеспечены кожаной обувью. К таким же последствиям может привести слишком раннее и сильное похолодание до получения войсками зимней теплой одежды или длительно удерживающаяся дождливая погода при низкой температуре воздуха.

Мы перечислили только часть тех факторов — элементов обстановки, которые должны быть учтены при установлении эпидемиологического прогноза. Приведенный далеко не полный перечень их демонстрирует многочисленность их и большое разнообразие.

Все перечисленные элементы имеют большее или меньшее значение в зависимости от оперативной обстановки. Наибольшую остроту они приобретают в период длительно протекающих активных действий войск.

Установление эпидемиологического прогноза позволяет в каждом отдельном случае рационально и целесообразно планировать противоэпидемические мероприятия с учетом конкретных условий боевой обстановки.

Планирование этих мероприятий, как показал опыт войны, имеет решающее значение для успеха противоэпидемической защиты войск. Оно дает возможность заблаговременно продумать и определить главные направления противоэпидемической работы, предусмотреть возможные затруднения, заранее составить расчет для наиболее эффективного использования имеющихся материальных средств (учреждения, имущество, транспорт) и врачей-специалистов.

Конкретным выражением этой работы является план противоэпидемических мероприятий, представляющий собой документ, содержанием которого определяется комплекс и система противоэпидемических мер, подлежащих осуществлению на том или ином отрезке времени, в течение которого войска выполняют те или иные операции.

Таким образом, противоэпидемические мероприятия, например, могут планироваться:

1) на предстоящую наступательную операцию;

2) на период пребывания войск в обороне;

3) на период передислокации соединения из одного района в другой по грунтовым, водным, железным дорогам, на воздушном транспорте и т. д.;

4) на период учений и маневров, лагерных сборов, на летний, зимний и другие периоды — в мирное время;

5) в связи с ожидаемым прибытием в часть или соединение пополнений;

6) в связи с возможностью появления особо опасных заболеваний и т. д.
 

Категория: Эпидемиологическое состояние войск Советской Армии в период Великой Отечественной Войны | Добавил: profmed (13.02.2023)
Просмотров: 30 | Теги: противоэпидемическая работа в войск, принципы противоэпидемической работ | Рейтинг: 0.0/0